Депортация и массовое уничтожение армян в 1915-1916 годах

Армения

С мая 1915 года началась массовая депортация армянского населения вилайетов Западной Армении (Эрзрум, Ван, Битлис, Харберд, Диарбекир, Себастия), Киликии, Западной Анатолии и других местностей. Депортация сопровождалась резней армян. Сохранившиеся многочисленные свидетельства как уцелевших армян, так и многих очевидцев событий тех страшных дней, позволяют реконструировать не только общую обстановку, но и подробности и детали трагедии, постигшей армянский народ. С достоверностью прослеживается ход депортации и уничтожения армянского населения по отдельным вилайетам, уездам, городам, даже селам.

После принятия турецким правительством 14 (27) мая 1915 г. закона о депортациях, во всех городах и селах через официальных глашатаев было приказано армянскому населению в течение установленного властями срока (обычно - не более 2-3 дней, иногда несколько часов) покинуть свои жилища для их «временного переселения». Маршрут следования депортируемым не сообщался. Все их недвижимое имущество объявлялось конфискованным правительством (стремясь ввести в заблуждение свой народ и мировую общественность, турецкое правительство, начиная с мая 1915 г. последовательно приняло три закона об оставленном имуществе, согласно которым имущество армян должно было быть оценено, стоимость его внесена в казну, чтобы затем, якобы, быть возвращенной владельцам; законы эти не были осуществлены, так как имуществом армян незамедлительно завладели турки, а после войны в местностях прежнего проживания армянского населения армян не было - все они были уничтожены или депортированы). Депортируемым разрешалось брать с собой только самое необходимое, но и это - деньги, еда, даже одежда - отнимались солдатами, жандармами, сопровождавшими караваны депортируемых, или курдскими бандами, нападавшими на караваны по пути их следования на места назначения.

Описывая депортацию, немецкий автор статьи, опубликованной в сентябре 1915 г., писал: «Повсюду первой мерой было отделение мужчин от женщин, членов семьи друг от друга, и часто также детей от родителей». Караваны депортируемых передвигались не по главным дорогам, а окольными путями, чтобы не привлечь внимания. Кроме того, в уединенных местах сподручнее было совершать избиение несчастных. Тот же автор, рассказывая о депортации армян из Ванского и Эрзрумского вилайетов, писал: «По уединенным горным долинам Анатолии в палящий летний зной жестокие жандармы под ударами палок и плетей гнали толпы голодных, изнывающих от жары и жажды людей - босоногих, плачущих женщин и детей - как стадо скота. Того, кто падал, закалывали... К месту назначения дошло менее четверти депортированных».

Высылка армян Трапезунда описана германским консулом. «26 июня в Трапезунде публичная прокламация возвестила, что всем армянам надлежит покинуть город. 1 июля все улицы были заняты жандармами с примкнутыми штыками. Группы по 100 армян комплектовали в одном переулке и выводили за город, где их собирали в большие группы по 2000 человек. В каждый из трех последующих дней уводили по одной такой группе в 2000 человек, всего 6000, затем, в следующие четыре дня, снова около 4000... Им разрешали взять с собой только то, что они могли нести на спине. Если по дороге кто-нибудь падал от усталости или отставал, его закалывали штыками. По реке, которая впадает в море у Трапезунда, плыли кучи трупов в море и снова прибивались к берегу». Картина избиения трапезундских армян дополнена свидетельствами итальянского консула. Он сообщал, что армяне были выгнаны из своих домов, собраны вместе, после чего их погнали по улицам, к морю. Они были посажены на парусные суда, отвезены на некоторое расстояние от берега и выброшены за борт. Все армянское население от 8 до 10 тысяч человек было таким путем ликвидировано за несколько дней губернатором Азми беем, убитым впоследствии народными мстителями.

В начале июля 1915 г. через Харберд прошли несколько этапов депортированных армян из Эрзрума. Очевидец описал их состояние: «Два месяца они были в пути почти без пищи, без воды. Им, как животным, давали солому... Матери предлагали своих детей всем, кто хотел их взять». Затем были изгнаны армяне Харберда. Предварительно большая группа харбердских армян-мужчин была выведена за город, в крестные горы, и полностью уничтожена. 5 июля были арестованы еще 800 человек, их погнали в горы и также убили. В одной из деревень Харбердского вилайета жители - армяне были заперты в мечети и соседних домах; три дня они не получали ни еды, ни воды. Затем их «повели в ближайшее ущелье, приставили к скале и расстреляли, оставшихся в живых добивали кинжалами и ножами». После этой расправы депортировать было некого...

Очевидец-англичанин в июле 1915 г. видел эрзерумских армян, которых по пути в пустыню Месопотамии прогоняли через Ерзнка.

«Я много раз посещал их стоянки, - писал он. - Невозможно представить себе более жалкую картину. Все они, без исключения, были оборванные, грязные, голодные и больные. Это неудивительно, если иметь в виду, что они почти два месяца находились в пути, не меняя одежды, не имея возможности вымыться, лишенные убежища или хотя бы небольшого количества пищи... Среди них было очень мало мужчин, так как большинство их было убито по дороге. Убивали также женщин и детей... Прибывало несколько различных партий и, после остановки на один или два дня, их торопили идти дальше, не говоря определенно о месте назначения. Те, кто прибывал сюда, составляли, однако, только небольшую часть начавших свое скитание людей...». Сохранились свидетельства о злодеяниях, совершенных турками в Киликии, армянское население которой было направлено в Алеппо, а оттуда - в глубь Сирийской пустыни, где значительная часть погибла.

Сквозь леденящие сердце подробности резни и депортации армян проступает схема организации преступления, одинаковая почти для всех регионов страны. Часть армянского населения городов и сел, главным образом мужчины, убивалась еще до начала депортации; принадлежавшие армянам дома, магазины и прочее имущество подвергались ограблению; депортируемые армяне караванами направлялись в пустыни Месопотамии и Сирии; по пути караваны неоднократно подвергались нападениям, вследствие которых армян вновь убивали и грабили; условия депортации - голод, жара, болезни - способствовали гибели тысяч несчастных. По мнению одного из иностранцев, бывшего очевидцем депортации армян, самопередвижение караванов депортируемых было «наилучшим образом приспособлено для того, чтобы привести к невиданному даже в этой стране уничтожению армян». Неслучайно караваны высланных армян назывались шествиями смерти.

Все это неопровержимо свидетельствует, что депортация по существу являлась плохо скрытой формой уничтожения армян. Именно так она и воспринималась современниками - и простыми людьми, и официальными лицами. Посол США в Турции Г. Моргентау отмечал, что «истинной целью депортации было ограбление и уничтожение; это действительно является новым методом резни. Когда турецкие власти отдавали приказ об этих высылках, они фактически выносили приговор целой нации». Другой факт. В адресованной ему докладной записке американского консула в Харберде Лесли Дейвиса от 30 июня 1915 г. - документе, ставшем достоянием гласности лишь в 1989 г., сообщалось, что насильственной высылке подлежат все без исключения армяне шести вилайетов, составляющих Армению, и что это «предприятие, не имеющее прецедента в истории».

Подлинные цели депортации были известны и немецким дипломатам. Германские консулы из разных вилайетов Турции оценивали организованную младотурками депортацию, как способ уничтожения армян и «разрешения» тем самым Армянского вопроса. Уже 2 февраля 1915 г. посол Германии в Турции Г. Вагенгейм сообщал своему правительству, что в беседе с ним Талаат паша сказал, что наступило время избавиться от Армянского вопроса, ибо «это - единственный благоприятный момент». А в июле того же 1915 г. он сообщал, что если вначале изгнание армянского населения ограничивалось прифронтовыми провинциями, то затем турецкие власти распространили эти действия на те части страны, которые не находились под угрозой вторжения русских войск. «Это обстоятельство, - заключал посол, - и способы, которыми производится высылка, свидетельствуют о том, что турецкое правительство имеет своей целью уничтожение армянской нации в турецком государстве».

Резня и депортация армянского населения осуществлялись с крайней жестокостью и беспощадностью, сопровождались истязаниями, насилием, надругательствами над невинными людьми. Организаторы преступления требовали от местных властей неукоснительного выполнения данных им инструкций - без каких-либо послаблений. В шифрованной телеграмме, направленной 9 сентября 1915 г. министром внутренних дел Талаатом губернатору Алеппо, говорилось: «Право армян жить и трудиться на турецкой земле полностью отменено. Соответственно с этим правительство берет на себя ответственность, давая указание не щадить даже детей в колыбели...». В телеграмме же от 16 сентября министр строго предупреждал: «Те, кто выступает против решения, не могут оставаться на официальных постах империи. Как бы жестоки ни были принятые меры, должен быть положен конец их существованию. Не обращайте никакого внимания ни на возраст, ни на пол, ни на угрызения совести».

Действия на местах строго контролировались из центра. Тот же Талаат требовал от местных властей еженедельно доносить ему о ходе выполнения решения о депортации армян. Известно, что несколько должностных лиц из местной администрации - наместники Анкары, Ерзнка, Йозгата, Алеппо и других мест, которые, по мнению правительства, действовали недостаточно решительно, были устранены со своих постов. Их заменили людьми, которые отличались жестокостью, применяли зверские методы насилия под безоружным армянским населением.

Относительно недопустимости проявлений жалости и милосердия к армянам предупреждались не только местные власти, но и турецкое население. Армянин-крестьянин, житель одной из деревень Мушского вилайета, переживший гибель своих родных, вспоминал впоследствии, что «правительство самым строжайшим образом заранее предупредило всех жителей-мусульман, что если кто посмеет приютить у себя дома детей, женщин и девушек из армян, то при обнаружении их укрыватель будет считаться армянином и поплатиться головой». И тем не менее, некоторое число армян, в особенности дети, было спасено своими соседями - турками и курдами, которые, не взирая на угрожавшую им самим смертельную опасность, приютили их.

Организаторы и исполнители геноцида всячески стремились утаить от своего народа, и в особенности от мировой общественности, правду о совершенных в Турции злодеяниях. В инструкции, направленной губернатору Алеппо 18 ноября 1915 г., Талаат требовал следить за тем, чтобы не было привлекающих к себе внимания случаев, связанных с теми (армянами - Авт.), которые находятся вблизи городов и других центров. «С точки зрения теперешней политики более важно, чтобы находящиеся в этих районах иностранцы были убеждены в том, что изгнание действительно является переселением». Далее министр внутренних дел прямо указывал, что «обычные меры» в отношении депортируемых следует применять «в подходящих местах». В телеграмме, направленной 11 декабря 1915 г. губернатору Алеппо, Талаат сообщал: «Нам стало известно, что путешествующие в этих местах корреспонденты армянских газет сфабриковали несколько писем и фотографий, показывающих некоторые преступные акции, и передали их американским консулам. Арестуйте и уничтожьте этих опасных лиц». В другой депеше Талаат требовал не оставлять на дорогах трупы армян, поскольку иностранные офицеры видели и фотографировали их. Свои меры принимало и военное командование Турции. В сентябре 1915 г. командующий турецкой 4-ой армией потребовал, чтобы «все фотографические снимки с колонн высланных армян, сделанные инженерами и другими служащими компании, строящей Багдадскую железную дорогу», были переданы «в течение 48 часов военному комиссариату Багдадской железной дороги в Алеппо. Не выполнившие этот приказ будут отвечать перед военным трибуналом».

Однако, несмотря на меры, предпринимаемые палачами, сведения о расправе над армянским населением Турции просочились как в российскую, так и европейскую печать, вызвав возмущение мировой общественности. Разумеется, подлинные масштабы совершенного преступления и его последствия стали известны позднее - после поражения Турции в первой мировой войне.

Голгофа армянского народа не завершилась депортацией, изгнанием с родины, потерей очагов, наконец, свирепой резней. Меньшая часть сосланных, дошедшая до концентрационных лагерей в Месопотамии и Сирии, здесь также уничтожалась. В концентрационных лагерях Рас-ул-Айн, Дейр эз-Зор, Мескене, Ракка и других, наименования которых зловещими напоминаниями вошли в историю Армении, были созданы невыносимые условия существования. Массы депортированных армян содержались под открытым небом, их лишали пищи, голод и болезни косили людей, в особенности детей. По свидетельству многих очевидцев, в некоторых лагерях из десятков тысяч депортированных уже к началу 1916 г. оставались в живых несколько тысяч или сотен человек. В 1916 г. была предпринята чудовищная операция по уничтожению оставшихся в живых в Дейр эз-Зоре и в лагерях вдоль Евфрата 200 тысяч армян. Летом их стали выводить из лагерей, угонять в глубь пустыни и там уничтожать. К концу 1916 г. лагеря вдоль Евфрата перестали существовать, а численность оставшихся в живых не превышала 20 тысяч человек.

В результате осуществленного младотурками геноцида армянский народ понес невосполнимые потери. Хотя точную цифру погибших восстановить невозможно, однако сопоставление различных данных - сведения Армянского патриаршества Турции о численности армянской паствы до первой мировой войны, подсчеты по отдельным вилайетам, выполненные современниками событий, статистические выкладки, используемые исследователями, - позволяет утверждать, что общая численность погибших составляет не менее 1,3 млн человек. Около 800 тысяч армян стали беженцами, рассеялись по многим странам мира, пополнив уже имевшиеся и образовав новые армянские общины. Не поддаются учету армяне, в частности дети, которые, будучи вырванными из своих семей, были отуречены, обращены в магометанство и, таким образом, навсегда потеряны для армянской нации.

Сравнительная легкость, с которой турецкие погромщики осуществили геноцид армян Османской империи, объясняется рядом обстоятельств. Факты показывают, что армянское население Турции, как и армянские политические партии, оказались в целом неподготовленными к угрозе истребления, - даже после событий 1909 года. Правящим кругам Турции удалось по существу изолировать армянское население, вбить клин между армянами и курдами, использовать последних в своих планах. Сыграл свою роль и проповедовавшийся десятилетиями в Турции османизм: шовинистический угар в совокупности с мусульманским фанатизмом овладел значительной частью тюркского населения, определенные сдои которого явились непосредственными исполнителями погромных акций. Против армян была задействована государственная машина: жандармерия, регулярные войска, администрация разного уровня. Сполна был использован погромщиками фактор войны; состояние войны позволило организаторам геноцида скрытно подготовиться к осуществлению задуманного плана, не опасаясь сколько-нибудь действенного вмешательства европейских держав. Мобилизовав в турецкую армию наиболее боеспособную часть армянского населения - мужчин, уничтожив их и вслед за ними - армянскую интеллигенцию Константинополя, погромщики облегчили выполнение своей задачи. Определенную роль сыграло и то обстоятельство, что в некоторых общественных и клерикальных кругах западных армян преобладало мнение, что неподчинение турецким властям, отдававшим приказы о депортации, может иметь своим следствием лишь увеличение числа жертв.

Геноцид армян был осуществлен правящими кругами Турции, заправилами находившейся у власти партии младотурок. Именно они являются главными виновниками чудовищного преступления - первого геноцида XX века. Определенную ответственность несет и кайзеровская Германия - союзница Турции. Правительственные и военные круги Германии не только были в курсе готовящегося преступления, но и способствовали его осуществлению. Имеются указания на то, что идея депортации армян из прифронтовой зоны была подсказана туркам офицерами генерального штаба Германии. Во всяком случае, доподлинно известно, что в канун войны в германском посольстве Бухареста состоялось совещание представителей правительств и военных ведомств Германии и Турции, на котором обсуждался вопрос о депортации и уничтожении армянского населения шести восточных вилайетов Турции.

Уже в конце августа 1915 г. Талаат заявил, что Армянского вопроса больше не существует, что возглавлявшееся младотурками правительство сумело «разрешить» этот вопрос за три месяца, чего не сумел сделать султан Абдул Гамид за целых тридцать лет. Другой палач армянского народа - Энвер считал, что необходимо завершить столь удачно начатое дело, рассеяв оставшихся в живых армян по разным частям империи и полностью ассимилировав их.

1915-1916 годы явились апогеем геноцида армянского населения Османской империи. Но и в последующие годы истребление армян продолжалось, вплоть до начала 1920-х гг.: этому курсу были верны как младотурки, так и сменившие их кемалисты.

К.Худавердян, Р.Саакян. Геноцид армян сквозь призму десятилетий. Ереван, 1995 г.

Читать еще по теме